Размер шрифта:
Цвет сайта:
Изображения:
<\?xml version="1.0" encoding="utf-8"\?>
КОЛЛ — ЦЕНТР+7(495)44-55-495
ПРИЕМНОЕ ОТДЕЛЕНИЕ+7(495)952-49-20
ТЕЛЕФОН ДОВЕРИЯ+7(495)960-34-62
(многоканальный)
пн-пт 8:00-20:00; сб 9:00-19:00
×
Телефоны×
ЗАПИСЬ НА ПРИЁМ (СПРАВОЧНАЯ)+7(495)44-55-495
(многоканальный)
пн-пт 8:00-20:00; сб 9:00-19:00
ПРИЕМНОЕ ОТДЕЛЕНИЕ+7(495)952-49-20
ТЕЛЕФОН ДОВЕРИЯ+7(495)960-34-62
×

В работу детских психиатров будет внедрен единый информационный контур ЕМИАС

Интервью главного внештатного детского специалиста психиатра, директора Научно-практического центра психического здоровья детей и подростков имени  Г.Е. Сухаревой, кандидата медицинских наук Петра Безменова газете "Московская медицина Cito".

– Пётр Васильевич, как вы пришли в профессию?

– Я закончил педиатрический факультет Российского национального исследовательского университета имени Н.И. Пирогова в 1996 году. После окончания поступил в интернатуру на кафедру психиатрии. В течение года работал в качестве интерна в Детской психиатрической больнице №6, как в те времена назывался Центр имени Сухаревой, а затем остался в нем уже в качестве врача. Интерес к специальности отчасти возник у меня случайно. На пятом курсе на лекции по психиатрии нам демонстрировали пациента, вызвавшегоу меня глубочайший интерес. Я стал ходить на студенческий научный кружок по психиатрии и впоследствии выбрал именно эту специализацию.

– Чем до сих пор привлекает эта область медицины?

– Я из медицинской семьи, родители у меня – детские кардиохирурги. Мой выбор специальности их немного озадачил. Но меня в психиатрии привлекает многое. Медику нужно уметь видеть многие неочевидные вещи, которые сам пациент может скрывать. Но если в соматической медицине речь идет в первую очередь о наблюдательности чисто зрительной, то в психиатрии – об умении не только видеть глазами, но и слышать ушами, чувствовать, ведь как говорил Маленький Принц, "самого главного глазами не увидишь". Нужен навык особой "эмоциональной" наблюдательности, умение обращать внимание не столько на то, что делает пациент, сколько на то, как он это делает, не что говорит, а как. Особенно это касается детей, в работе с которыми желание и интерес к наблюдению очень важны.

– Каких психических проблем среди детей сейчас больше?

– Распространенность "больших" психических расстройств со временем мало меняется. Но есть и другие, на вероятность возникновения которых влияние оказывают не только и даже не столько внутренние, сколько внешние факторы. Не секрет, что многие психические расстройства возникают и исчезают параллельно с определенными социальными сдвигами в обществе и новыми тенденциями. К сожалению, в последнее время мы видим достаточно высокий рост депрессивных расстройств и связанных с ними суицидальных проявлений у детей и подростков. Даже не столько как таковых истинных суицидальных проявлений, сколько самоповреждающего поведения, у которого много масок, начиная от экстремального, рискованного поведения и заканчивая самопорезами и нанесением себе травм. Не последнюю роль в этом играет виртуализация реальности, происходящая в головах подростков. Они убеждают себя в том, что можно сохраниться и все начать заново, прожить не одну жизнь, а девять. Они забывают, что это работает только в игре, а в реальности есть грань, перейдя которую уже ничего нельзя поправить. В головах у них нет ценности жизни, причем как своей, так и чужой. С этим связан не только рост селфхарма, но и агрессивного, деструктивного поведения, направленного на других людей.

Именно с целью помочь подросткам с суицидальными переживаниями, находящимся в кризисной ситуации, а также их семьям в сентябре 2019 года у нас открылась Клиника кризисной помощи. Она включает в себя все этапы догоспитальной амбулаторной помощи, круглосуточный стационар, дневной стационар и постгоспитальное сопровождение. Кроме того, у нас есть и выездная консультативная служба для пациентов, находящихся в других больницах Москвы. Кроме этого за последнее время увеличилось количество подростков с расстройством пищевого поведения. В связи с этим в сентябре прошлого года у нас открылась Клиника расстройств пищевого поведения. К сожалению, она не пустует. Есть и тяжелые пациенты с крайней степенью истощения. Таких детей мы ведем совместно со специалистами из других детских многопрофильных стационаров.

– Планируются ли к открытию другие отделения, может быть есть планы по развитию службы?

– Детская психиатрическая служба – живой организм, в котором постоянно что-то меняется — появляется новое, старое отмирает за ненадобностью. Сегодня крайне остро стоит вопрос внедрения в работу детской психиатрической службы клинической информационной системы ЕМИАС. Это единый информационный контур, обеспечивающий непрерывность и прозрачность всех процессов — от назначения лекарств и исполнения этих назначений до самых разных аспектов финансово-хозяйственной деятельности медицинских организаций. К сожалению, нынешняя версия не подходит для детской психиатрии. Есть масса особенностей, отличающих нас не только от соматической медицины, но и от взрослой психиатрии. В детской психиатрии очень много ситуаций, когда требуется комиссионное решение вопросов. Например, согласно Закону о психиатрической помощи, ни один несовершеннолетний пациент не может быть госпитализирован по единоличному решению врача. Таких комиссионных решений очень много: определение особого образовательного маршрута, оформление инвалидности и др. Мы бы не смогли работать с ЕМИАС в том виде, в котором система существует сегодня и очень признательны Департаменту здравоохранения города Москвы за то, что он понял наши потребности. Нам позволили отсрочить внедрение этой системы и совместно с Департаментом информационных технологий сделать ее оптимальной для нас.

Второй очень важный момент – оптимизация системы контроля качества медицинской помощи, которая касается не только детской психиатрии. Эта работа проводится под эгидой управления Росздравнадзора по городу Москве. Итогом должен стать чек-лист для быстрой и в то же время достоверной, информативной оценки качества медицинской помощи в любой медицинской организации. С другой стороны, в процессе работы мы выявляем наши слабые места и разрабатываем способы предотвратить разного рода потенциально опасные нештатные ситуации, свести к минимуму вероятность ошибок.

– Планируется в ближайшей перспективе дальнейшее развитие Центра имени Г. Е. Сухаревой?

– Детская психиатрия находится на стыке между здравоохранением и другими социально ориентированными направлениями, такими как образование и социальная защита. Общий вектор развития состоит в том, чтобы обеспечить бесшовность нашей совместной работы. Как известно, протечка возникает в месте стыка. Основная задача сделать стыки минимальными.

В качестве примера можно привести недавно утвержденный руководителями трех наших департаментов Порядок межведомственного взаимодействия по выявлению, реагированию и организации работы в случаях суицидального поведения несовершеннолетних.

Проделана колоссальная работа, результатом которой стали выработка общего понимания и возможность согласованных действий по профилактике такой социально значимой проблемы, как суицидальное поведение.

Надеемся, что мы сможем не только повысить качество помощи этим детям, но и предотвратить многие ситуации, которые приводят ребенка к решению о суициде.

Фото: Екатерина Козлова/НИИОЗММ